Новость дня
Home / Происшествия / Женщина-трансгендер рассказала о попадании в мужскую тюрьму: «Спасла камера-одиночка»

Женщина-трансгендер рассказала о попадании в мужскую тюрьму: «Спасла камера-одиночка»

Мишель из Брянска, обвиненную в распространении порнографии, освободили из-под стражи

Женщину-трансгендера из Брянска, 53-летнюю Мишель, которую обвинили в распространении порнографии и приговорили к трем годам в мужской колонии, 22 января выпустили из СИЗО. Правда, пока судебный процесс не завершен, и риск страшного для Мишель приговора остается. Женщина рассказала «МК» о своем двухмесячном пребывании в СИЗО, о себе и своем абсурдном деле.

Женщина-трансгендер рассказала о попадании в мужскую тюрьму: «Спасла камера-одиночка»

Напомним: основанием для приговора послужило размещение Мишель 5 лет назад на своей стене в соцсети трех эротических рисунков в стиле аниме. А спустя столько лет некие «эксперты» вдруг решили, что на этих рисунках, про которые Мишель давно забыла, были изображены несовершеннолетние. Как им удалось понять по лицам рисованных персонажей, что им 14 лет, а не, например, 18, осталось загадкой.

Государственный адвокат посоветовал признать вину, мол, тогда ей светит «условный срок». Она послушалась — но приговор оказался реальным, 3 года заключения. Причем в мужской колонии, ведь по документам Мишель остается мужчиной.

К счастью для нее апелляционная инстанция – областной суд — отменил приговор. И вернул материалы на новое рассмотрение того же суда, но в другом составе. Сама Мишель говорит, что отмена приговора фактически спасла ей жизнь. Ведь она второй год проходит гормонотерапию, чтобы окончательно превратиться в женщину.

Сейчас Мишель гостит у своей подруги и общественного защитника Лады Преображенской, тоже трансгендерной женщины.

Когда я ее увидела во время видеосвязи на заседании суда по апелляции, я просто пришла в ужас! Она ужасно выглядела, так постарела за эти два месяца, – вздыхает Лада. – Сейчас ей нужно прийти в себя от пережитого стресса, мы гуляем по городу, отдыхаем.

— Как вы себя ощущаете сейчас? — спрашиваю Мишель.

— Очень уставшей. Для меня большое счастье, что можно встретиться с подругами.

— Какие были условия в СИЗО, тяжело там приходилось?

— Удивительно, но руководство следственного изолятора отнеслось ко мне очень уважительно! Меня сразу поместили в одиночную камеру, с другими заключенными я не пересекалась. Это стало моим спасением! Из-за этого никаких эксцессов не было, охранники не обижали.

– Первую ночь мы все тряслись, что с ней там происходит, что с ней там сделают к утру, жива ли она вообще? – подключается к разговору Лада. – Оказалось, что она в одиночной камере. Думаю, это все следствие того медийного шума, который поднялся вокруг нее. Начальство потом даже ей сказало, чисто по-человечески: «Вам здесь не место…».

…Самая большая опасность для Мишель, когда ее заключили в СИЗО, состояла в том, что женщине надо было без перерыва принимать гормональные препараты. А сначала их у нее отобрали. И только через несколько дней удалось передать их обратно, через медицинскую службу изолятора.

— Эти несколько дней сказались на ходе гормональной терапии?

— Конечно, прием должен быть непрерывным. Но если бы я продолжала там оставаться, я бы не получала препаратов вообще. Это поставило бы крест на всех моих надеждах, но, главное, это очень сильно навредило бы моему здоровью. Я писала заявление на имя начальника СИЗО, что последствия принудительной отмены заместительной гормонотерапии имеют непредсказуемые последствия для моего здоровья. Систему приема лекарств я восстановила, но еще надо восстанавливать последствия перерыва.

Теперь жду нового рассмотрения и нового судебного решения — и не факт, что оно будет благоприятный. Поэтому расслабляться и радоваться рано…

— Мишель, расскажите свою историю — когда вы впервые почувствовали себя женщиной?

– Это было еще в подростковом возрасте, но прием препаратов я начала только с 2017 года. Конечно, было бы гораздо лучше, если бы это получилось у меня раньше. Сейчас мне 53 года. Хотя думала я об этом всю свою жизнь. В юности, когда училась в медицинском вузе, я перечитала в медицинской библиотеке все, что могла найти на эту тему. Это были 80-е годы, достаточно ограниченный спектр гормональных препаратов, прямо скажем – никакой. Я в молодости, надо сказать, внешне была похожа на женщину. И эта моя внешность соответствовала моему характеру. Более, чем сейчас. А сейчас предстоит еще много работы над своей внешностью…

— Вы же женаты, как отнеслась к такой перемене ваша жена, какие у вас сейчас отношения?

— Мы по-прежнему живем вместе. Мы вместе не один десяток лет, многое пережили. Но ей сейчас очень трудно. Она, конечно, и раньше замечала за мной «странности», на ее взгляд, но списывала мою любовь к переодеванию в женскую одежду дома как к дурачеству, баловству… Но когда два года назад я призналась, что начала принимать гормоны, чтобы поменять пол, супруга, конечно, была шокирована. Но потихоньку ситуация выправляется, она пытается меня понять… Моя подруга Лада ей в этом помогает, объясняет, что это состояние врожденное и человек не может справиться с этим.

— Вот моя жена меня приняла, — добавляет Лада. — Даже помогла с этим переходом. Сейчас мы так и продолжаем жить вместе.

— То есть именно как муж и жена? Или вы будете искать новую любовь?

— Вопрос считаю некорректным и поэтому оставляем без комментариев.

— Мишель, а вы?

— Отвечу так же, как и Лада.

Читайте также: Осужденному за аниме трансгендеру из Брянска отменили приговор

Первоисточник

About admin

Check Also

Мундепа Галямину отпустили под подписку о невыезде

Источник: соцсети Муниципального депутата Юлию Галямину отпустили после допроса в СК под подписку о невыезде. …

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *